Статьи о Юрии Васнецове

Васнецов в искусстве. Два способа существования


Детский художник – скажем мы сразу при упоминании его имени. А у него было два занятия. И они так отличались друг от друга, словно принадлежали двум разным мастерам, не имеющим между собой ничего общего, кроме фамилии.

Книжная графика Васнецова широко открыта для каждого, даже самого неподготовленного зрителя. Она понятна с первого взгляда, «продолжает затягивать остроумными деталями, ими можно восторгаться без устали, обегая глазом и возвращаясь снова. Она захватывает занимательно переданными сюжетами и запоминающимися персонажами. Она поражает размахом воображения, способного фантастическое представить наглядным и конкретным, а самое простое и обыкновенное обернуть невероятным. Она радует своей нарядностью – открытым сильным цветом, бьющей через край декоративностью. Она заражает своей эмоциональностью, полнотой чувств – от мрачности до ликования, от грусти до веселого смеха».

А живопись Васнецова? При обескураживающей непритязательности сюжета, она,

наоборот, обязывает к нелегкому и не каждому доступному проникновению.

Здесь он неторопливый созерцатель реальности. Его живопись медлительна и даже как-то тугодумна. Художник останавливал взгляд на явлениях и предметах самых заурядных, и силой своего большого дара переводил их в плоть утонченного искусства. Реальность - лишь отправная точка для обработки. Пытливо подобрав натурный мотив, он многими месяцами продолжал кропотливую работу, уже не нуждаясь в натуре вовсе. Толкаемый внутренним живописным ощущением, он мазок за мазком наращивал притягательный в своей корявости красочный слой, терпеливо выводил цветовую гармонию неброских, но светящихся изнутри тонов.

В этом живописном процессе Васнецов искал и находил свое высшее художническое наслаждение.

Про деда многие писали, искусствоведы и художники. Я зачитываюсь этими статьями, и воспоминаниями, и письмами. Все мне кажется таким значимым, ценным, ранее неосознанным. Так много в его жизни и творчестве тех правильных ценностей, которые страшно упустить в жизни своей нынешней. Хочется поделиться, обратить внимание, приоткрыть мир его искусства, как оказывается, совсем не такого простого и однозначного. Здесь использована статься Эраста Кузнецова, который прекрасно пишет про деда, и его книгу «Медведь летит, хвостом вертит» я страстно рекомендую.